Сен
25

Особенности защиты владения в римском праве

Бабитинская А. Особенности защиты владения в римском праве / А. Бабитинская // Актуальные проблемы правотворчества и правоприменительной деятельности: материалы междунар. науч.-практ. конф. Иркутск, 9 апр. 2011 г. Т. 1. - Иркутск, 2011. - С. 149-152.

Римское право оказывает существенное влияние на правовое регулирование современных общественных отношений в странах континентальной правовой системы. Именно поэтому важно обратиться к изучению римского правового опыта.  Вопросам владения и его защиты в римском праве уделялось особое внимание. Остановимся на рассмотрении некоторых из них.

Прежде всего следует отметить, что не всякая фактическая принадлежность вещи лицу признавалась владением и подлежала защите. Требовалось наличие двух элементов: субъективного (animo) (D.41.2.3.6, 41.2.17), т.е. воли на владение вещью, и объективного (corpore) – реального господства над вещью (материальное проявление господства – захват и держание) (D.41.2.3.1). Таким образом, владением признавалась фактическая принадлежность вещи определенному лицу, обусловленная намерением обладать данной вещью.

Держание (detentio), или естественное владение (naturalis possessio), не рассматривалось в качестве владения и даже противопоставлялось ему. Оно представляло собой физическую принадлежность вещи какому-либо лицу в отсутствие намерения обладать ею (D.41.2). Держание осуществлялось на почве экономической зависимости от других лиц, а также некоторыми лицами на основе договоров (поверенными, поклажепринимателями, ссудоприни-мателями) (D.41.2.18). Такая принадлежность вещи лицу защите не подлежала.

Владение как фактическое состояние в римском праве строго отграничивалось от права собственности, что обуславливало и особый характер его защиты (владелец не обладал правом на иск). Она носила иной, административный характер, и осуществлялась посредством обращения к чиновнику (претору). Преторская защита не предполагала выяснения наличия прав у лиц, оценивалась лишь сложившаяся фактическая ситуация, и это главная отличительная черта владельческой (посессорной) защиты от судебной (петиторной) защиты. Претор осуществлял рассмотрение дел на основе принципов справедливости и доброй совести. Средства преторской защиты имели своей целью дополнение, улучшение или устранение недостатков гражданского процесса или обычных правовых средств. Одной из разновидностей данных средств являлись интердикты (наряду с преторскими стипуляциями, введением во владение, реституцией). Интердикт - это приказ претора совершить определенное действие либо воздержаться от определенного действия (например, не нарушать владения). Лицо должно было немедленно повиноваться интердикту, но могло оспорить для последующего рассмотрения дела в рамках обычного петиторного процесса.

Существовали различные виды интердиктов. Однако мы остановимся на рассмотрении лишь тех из них, которые являлись средствами защиты владения. Итак, выделялись следующие разновидности владельческих интердиктов:

1. Interdicta adipiscendae (для приобретения владения) - посредством данного интердикта лицо «вводилось» во владение, которое отныне подлежало преторской защите. Приказ выдавался против того, кто чинил препятствия началу владения вещью другим лицом. Иногда данное средство не рассматривается как собственно владельческая защита.

2. Interdicta retinendae possessiones (для удержания владения - «как вы владеете») - имел целью охрану существующего владения и преимущественно служили для решения вопроса о том, кто в данное время должен считаться владельцем. Данный интердикт зачастую «подготавливал почву» для спора о собственности, так как решался вопрос о том, кто должен вступить в последующий спор в качестве истца или ответчика. Разновидностями данного интердикта были:

  • interdictum uti possidetis (D.43.17.1) - для недвижимых вещей;
  • interdictum utrubi (D.43.31) - для движимых вещей.

Interdictum uti possidetis – данный интердикт был направлен на защиту владения недвижимым имуществом.  При этом владение не должно было осуществляться насильственно, тайно или прекарно лишь в отношении противоположной стороны («процессуального противника»), а не третьего лица, иначе в деле невозможно было определить победителя: оба признавались владельцами. Можно выделить и некоторые другие признаки интердикта:

- носил запретительный характер с целью удержания: к владельцу запрещалось применять силу;

- являлся двойным (обе стороны являлись и истцами, и ответчиками);

Interdictum utrubi предоставлялся тому, кто в течение последнего года владел движимой вещью дольше другого, хотя бы в момент обращения к претору вещью владел противник.

3. Interdicta reciperandae possessionis (для возврата владения, «о том, что силой») (D 43.16)  - был направлен на возврат уже утраченного владения и предъявлялся к тому лицу, которое неправомерно насильно завладело вещью. Интердикт относился только к «необузданному насилию» и только в отношении недвижимого имущества, т.к. движимые вещи защищались иском (в случае кражи, грабежа). Как насилие в данном случае расценивалось появление захватчика вооруженным и готовым использовать оружие «вопреки добрым нравам» при вступлении во владение, для устранения препятствий. Интересен тот факт, что захватчик сам приобретал право на интердикт, в случае изгнания его из владения третьим лицом. По отношению к данному интердикту применялся срок давности равный одному году. Целью интердикта было не только признание владения лица, но и  возмещение причиненного нарушением убытка.

Таким образом, в качестве признаков владельческой (посессорной) защиты в эпоху римского права можно выделить следующие:

1) защита носила административный характер, осуществлялась специально уполномоченным лицом – претором;

2) выяснение обстоятельств дела осуществлялось по упрощенной оперативной процедуре;

3) при рассмотрении дела не подлежало выяснению наличие у сторон права на вещь, оценке подлежали лишь фактические обстоятельства;

4) защита носила предварительный характер, что позволяло сторонам в случае несогласия с решением претора обратиться в суд в общем исковом порядке;

5) дифференциация средств защиты в зависимости от характера нарушения владения.

В современном российском законодательстве не проводится различий между владением и держанием. Владение традиционно рассматривается либо как одно из правомочий собственника, другого законного владельца, либо как фактическое отношение (например, для приобретения вещи по давности владения). При этом отсутствуют специфические средства для его защиты: собственник, законный владелец вправе прибегнуть к виндикационному, негаторному искам, а для давностного владельца закреплена лишь абстрактная возможность защиты владения против третьих лиц без указания на конкретные правовые средства. В действительности ими также являются виндикационный и негаторный иск, что абсолютно не соответствует беститульному фактическому характеру давностного владения. Таким образом, российское право не отражает специфическую природу владения, не наделяет его особой защитой.

Отсутствие в ГК РФ норм, посвященных владению, безусловно, является недостатком правового регулирования. Данная позиция находит подтверждение и в Концепции развития гражданского законодательства (далее - Концепция)[1]. Планируется закрепить как понятие владения, его разновидности, так и способы защиты: судебный и административный. В Концепции по аналогии с римским правом владельческой защите придан посессорный, оперативный характер.

На мой взгляд, римский правовой опыт регламентации владения и владельческой защиты может оказаться весьма ценным при разработке современных механизмов защиты владения, и должен быть воспринят с учетом существующего уровня развития общественных отношений.

 


[1] Концепция развития гражданского законодательства РФ.  URL: http://www.asros.ru/media/File/news/konc_razv_

2010_02_19.doc (дата обращения: 11.02.2011).

Joomla 1.6 template